FAQ: Война Путина против Украины

С 24 февраля Россия ведет войну против Украины. Вниманию читателей предлагается FAQ - список главных вопросов о войне, на которые отвечают исследователи из европейских университетов. 

 

Часть 1: Как Владимир Путин начал войну и чем он ее оправдывает? 

 

1. Чего добиваются российские войска?

Утром 24 февраля Россия начала вторжение в Украину. Чтобы составить  представление о том, насколько масштабным с первых часов было наступление и как оно планировалось, необходимо оценить  военно-стратегическую схему в целом. С первый дня стало понятно, что основной целью Путина был Киев. Его войска пытались дойти до города со стороны Беларуси с тем, чтобы взять штурмом резиденцию украинского президента Владимира Зеленского, предварительно проведя воздушно-десантную операцию в близлежащем аэропорту Гостомель. Но сделать этого не удалось из-за активного сопротивления украинских вооруженных сил. 

В целом российское вторжение в Украину идет одновременно по четырем направлениям. Первым было киевское направление. Цель второго направления — восточноукраинская метрополия Харьков. Задача третьего  — завоевание неподконтрольных самопровозглашенным «ДНР» и «ЛНР» территорий Донбасса, в частности, города Мариуполь на Азовском море, с тем , чтобы получить сухопутный проход к Крыму, аннексированному Россией в 2014 году. Четвертое направление удара состоит из попыток захватить юг Украины со стороны Крыма и полностью отрезать страну от выхода к морю. Кроме этого, с самого начала продолжаются авиационные и ракетные удары по военным и гражданским целям практически во всех регионах Украины. 

Йоахим Краузе, Штефан Ханзен

Институт политики безопасности при Университете города Киль (ISPK)

 

2. Как Владимир Путин оправдывает вторжение?

Для того, чтобы вторжение в Украину выглядело законным, Путин использует три главных аргумента:

  • Во-первых, расширение НАТО на восток. 
  • Во-вторых, «геноцид» русского населения в Восточной Украине. 
  • В-третьих, военная опасность, исходящая, по утверждению Путина, от Украины, которая, по его словам, много лет вооружается  и снабжается НАТО. 

Попытки на протяжении восьми лет – т.е. в период с момента аннексии Крыма и начала войны в Донбассе – найти дипломатическое решение, якобы, провалились. Поэтому он, Путин, решился провести в Украине «военную спецоперацию», чтобы, по его словам, осуществить «демилитаризацию» и «денацификацию» Украины. Заявленная цель: защита жителей Восточной Украины. 

Все это Путин разъяснил в двух телеобращениях, которые были записаны непосредственно перед широкомасштабным наступлением на Украину. В первом он объявил о признании двух самопровозглашенных «народных республик» Донецка и Луганска (21 февраля); во втором – о начале «военной спецоперации» в Украине (24 февраля).

Оба телеобращения можно понимать как две части одного заявления: в обоих Путин использует один и тот же исторический и геополитический нарратив, отказывающий Украине в собственной государственности и праве на существование. И все же каждое из этих обращений следует собственной логике, и у них явно разные аудитории. Первое нацелено, прежде всего, на граждан России, а также на русскоязычных жителей других стран, прежде всего Украины. Для них были предназначены историзированные трактовки международного права, такие как утверждение будто «Украина – неотъемлемая часть нашей собственной истории», то есть, истории России (имеются в виду общие корни в средневековой Киевской Руси). 

Целью первого обращения была попытка создать у россиян ощущение «справедливой войны» против Украины. Здесь инструментом политики становятся и история, и мнимые аргументы из международного права: в качестве защитного аргумента в ход идет «геноцид» русскоязычного населения, который Украина якобы вела, обстреливая территорию «народных республик» Донбасса. 

Второе обращение было, прежде всего, сведением счетов с «коллективным Западом» и помимо русскоязычного населения оно было направлено также и на транснациональную аудиторию, разделяющую антиамериканские настроения. Для нее предназначен, например, тезис о том, что Запад пытается навязывать России свои «ложные ценности», которые «разъедают страну изнутри». При этом Россия, как утверждает Путин, беспричинно объявлена врагом, в то время как Украина якобы представляет собой постоянную угрозу, поскольку – коротко говоря – НАТО в руках США вооружает соседние страны и создает «Анти-Россию». 

В конечном счете в своих выступлениях Путин не только объявил войну суверенному государству Украине, но и заодно вербально атаковал Запад. При этом прошедшие месяцы показали, что риторика угроз в случае Путина может обернуться реальными действиями. 

Синди Виттке

Руководитель исследовательской группы по политологии в Институте исследований Восточной и Юго-Восточной Европы имени Лейбница (IOS), в течение трех лет занимается исследованиями на тему «Между конфликтом и сотрудничеством: политика международного права на постсоветском пространстве»

 

3. Есть ли хоть какие-то основания для обвинений Украины в «геноциде»?

Если коротко, то никаких. Геноцид – это не субъективная оценка политических событий, а термин из международного права, определение которому дано в Конвенции ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него»

Согласно Конвенции, речь о геноциде может идти, если какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу преднамеренно и целенаправленно пытаются уничтожить полностью или частично. Под «уничтожением» подразумевается, в частности, «убийство членов такой группы», (статья II a), а также «причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы» (статья II б). Доказательств геноцида, а именно, целенаправленного преследования и уничтожения группы населения на востоке Украины, не существует. За боями, которые с апреля 2014 года ведутся между сепаратистами, которых Россия в своей гибридной войне все это время то открыто, то скрыто поддерживала, и силами украинской армии, следила специальная наблюдательная миссия ОБСЕ (членом которой остается Россия). До открытого вторжения России в Украину в феврале 2022 года наблюдатели ОБСЕ на так называемой «линии соприкосновения», то есть, на фронте, документально фиксировали все случаи боевых действий, подсчитывали число погибших и раненых и с 2015 года следили за соблюдением неустойчивого перемирия. По их данным, с обеих сторон жертвами войны в Донбассе стали более 13 тысяч человек, из них более трех тысяч были мирными жителями (отчет ОБСЕ). По меньшей мере полтора миллиона человек бежали в Россию, около миллиона – в разные регионы Украины. Иными словами, нельзя говорить, что это была карательная операция, направленная против одной конкретной этнической группы.

Говоря  о «геноциде» русских или русскоговорящих жителей Украины, Путин пытается создать враждебный образ «украинского нацистского режима». 

27 февраля 2022 года Украина подала иск против России в Международный Суд ООН в Гааге, в котором содержалась просьба о немедленном принятии предварительных мер против России. Украинские власти пишут, что вторжение России обосновано ложным утверждением о геноциде и тем самым нарушает и Конвенцию, и права Украины как самостоятельного государства. 

Синди Виттке

Руководитель исследовательской группы по политологии в Институте исследований Восточной и Юго-Восточной Европы имени Лейбница (IOS), в течение трех лет занимается исследованиями на тему «Между конфликтом и сотрудничеством: политика международного права на постсоветском пространстве»

 

4. Путин ссылается на статью 51 Устава ООН о праве на самооборону. Этот довод имеет под собой почву?

Вторжение в Украину – это не самооборона со стороны России, а наступательная война. Оправдывая войну, которую сам Путин называет «специальной военной операцией», он действительно ссылается на статью 51 главы VII Устава ООН в которой говорится о – праве государства на самооборону. Но для этого нет никаких предпосылок.

Важно понимать, что Устав ООН был сформулирован в 1945 году на основе опыта Второй мировой войны. В преамбуле Устава говорится, что его цель – «избавить грядущие поколения от бедствий войны». Статья 2 Устава включает, среди прочего, запрет на насилие и интервенцию и обязанность государств разрешать споры мирным путем. Статью 51 Устава ООН следует рассматривать именно в контексте этого запрета применения силы, поскольку она представляет собой последнюю возможность самообороны – на случай, если все прочие системы коллективной безопасности (например, переговоры), которые содружество государств создавало начиная с 1945 года, не сработают. 

Право на самооборону у государства появляется, сказано в Уставе, в том случае, если оно подвергается «вооруженному нападению» со стороны другого государства. Статья 51 сформулирована очень осторожно и нацелена на то, чтобы в самом крайнем случае ни одному государству не было отказано в праве на самооборону.

Возможные гуманитарные интервенции должны быть обусловлены конкретными и массовыми нарушениями прав человека (такими, как геноцид, отсутствующий в случае Украины) и, согласно преобладающему мнению, должны быть подтверждены мандатом ООН. В случае с войной в Украине ситуация прямо противоположная: именно военное вторжение российской армии с нескольких сторон на территорию Украины, в соответствии со статьей 51 Устава ООН, приводит в действие механизм применения права на самооборону – Украины от российской агрессии. 

Синди Виттке

Институт исследований Восточной и Юго-Восточной Европы имени Лейбница (IOS), Регенсбург

 

5. Путин называет войну с Украиной «специальной военной операцией». Чем это отличается от обычной войны? 

Ничем. Термин «специальная военная операция» не имеет юридического определения, это эвфемизм, выдуманный для того, чтобы скрыть, что Россия в Украине де-факто ведет войну. Но война при этом остается войной. И начав вторжение, Россия самовольно перешла границы глобальной системы безопасности и миропорядка, действовавших со времен Второй мировой. 

Если опираться на документы ООН, нападение России на Украину – это акт агрессии, под которой понимаемся применение вооруженной силы одним государством против другого суверенного государства. Тем самым Владимир Путин нарушает территориальную целостность и независимость Украины. При этом необходимо учитывать, что аннексировав Крым в 2014 году он уже однажды проигнорировал неприкосновенность украинской территории, гарантированную международным правом. Агрессию против соседней страны, на самом деле начатую восемь лет назад, 24 февраля 2022 года он превратил в широкомасштабную наступательную войну.

Нарушением международного права было уже то, что несколькими днями ранее Россия в одностороннем порядке признала самопровозглашенные «ДНР» и «ЛНР», то есть часть украинской территории, независимыми государствами. После чего руководство этих образований обратилось к России с официальной просьбой о военной помощи в борьбе против ожидавшейся якобы украинской агрессии, имевшей те же цели – «геноцид». Это был еще один маневр, чтобы представить вторжение как «гуманитарную интервенцию по приглашению». 

Похоже, что Кремль при этом следует по сценарию, аналогичному тому, что применялся в войне с Грузией в 2008 году и при аннексии Крыма в 2014 году. В обоих случаях провозглашалась необходимость защитить русское или русскоязычное население. В Грузии тоже прямо говорилось о защите от «геноцида». 

Но, в отличие от 2008-го и 2014 годов, нынешняя война идет не только в пределах спорных регионов, но, фактически, на всей территории атакованной страны.

Синди Виттке

Институт исследований Восточной и Юго-Восточной Европы имени Лейбница (IOS), Регенсбург

 

6. А почему «денацификация»? В Украине действительно правят нацисты?

Нет, Украиной «нацисты», конечно, не правят. Владимир Путин эксплуатирует распространенный в России миф, согласно которому украинцы — это нация якобы ультраправых «бандеровцев». Обвинение в нацизме служит для того, чтобы заклеймить, а потому уничижить предполагаемых врагов России.

Этот нарратив, восходящий к эпохе Второй мировой войны, обрел новую жизнь после Евромайдана 2013–2014 годов. В то время правые радикалы в Украине получили некоторое политическое признание, поскольку во время столкновений демонстрантов с силовиками в Киеве они были в первых рядах сопротивления. Получив определенное влияние на политический дискурс, они впоследствии не смогли утвердиться в качестве серьезной парламентской  силы: на выборах 2014 года ультранационалистическая партия «Свобода» получила менее 5% голосов, а в 2019 году – чуть более 2%. В итоге демократически избранное правительство не имеет к ним никакого отношения, как и большая часть украинских политических реалий.

Тем не менее у пропагандистских разговоров о фашистах и нацистов в украинской власти есть историческая подоплека. Во время Второй мировой войны украинские националисты сотрудничали с немецкими оккупантами, некоторые националистические группы участвовали в уничтожении евреев, а также в жестоких преступлениях против польского населения Западной Украины. Лидеров националистических групп этого периода, включая Степана Бандеру, часть украинского общества до сих пор почитает как национальных героев. После войны украинские националисты еще долгие годы оказывали сопротивление советской власти, а советская память об «украинских фашистах» сохраняется в России до сих пор. 

Искажения действительности, к которым прибегает Путин, о якобы нацистском правительстве в Украине выглядят особенно абсурдно с учетом происхождения действующего президента этой страны: Владимир Зеленский не только вырос в русскоязычной еврейской семье, но и участвовал в выборах 2019 года с явно не националистической программой. В то время как его оппонент Петр Порошенко вел националистическую кампанию под лозунгом «Язык, вера, армия», Зеленский демонстрировал готовность к переговорам с Россией и выступал как двуязычный миротворец. Даже в разгар войны он посылает примирительные послания гражданам России и отказывается от любой демонизации русскоговорящих в своей стране.

Фабиан Бауманн
Чикагский университет

Эта серия выпускается в сотрудничестве с Центром восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) в Берлине при поддержке Фонда Альфреда Тепфера F.V.S. Версию на русском языке подготовило издание «декодер» в кооперации с KARENINA.

Перевод с немецкого: Люба Гурова

Nichts verpassen!

Tragen Sie sich hier ein für unseren wöchentlichen Newsletter: