Марина Овсянникова

Марина Овсянникова: «все без исключения понимают, что врут»

История журналистки Марины Овсянниковой, вышедшей с антивоенным плакатом в эфир Первого канала ┃Саша Сивцова, Светлана Рейтер и Семен Башкиров

Marina Owsjannikowa
Овсянникова с плакатом в эфире Первого канала

В прямом эфире программы «Время» — главного вечернего выпуска новостей на Первом канале — его сотрудница Марина Овсянникова 14 марта встала за спиной ведущей Екатерины Андреевой с антивоенным плакатом. Овсянниковой удалось провести в эфире всего несколько секунд, после чего трансляцию из студии отключили. Овсянникову задержали, ее уже судили — пока по административной статье об участии в несогласованной акции — и обязали выплатить государству 30 тысяч рублей. «Медуза» рассказывает, кто такая Марина Овсянникова — и какие настроения царят на государственном телевидении после начала войны с Украиной.

«Она была толковой барышней. Ее было трудно остановить»

Марина Овсянникова, о которой в последние сутки говорит весь русскоязычный интернет, по данным источника ТАСС, родилась в 1978 году в Одессе и до замужества носила фамилию Ткачук. Отец Марины Овсянниковой — украинец, а мать — русская. Она профессионально занималась плаванием, у нее первый юношеский разряд; Овсянникова переплыла Волгу и пролив Босфор.

В 1997 году Марина Овсянникова поступила на факультет журналистики Кубанского государственного университета (КубГУ). Тогда же начала вести местные новости «День Кубани» на государственном телеканале «Кубань» (входит в холдинг ВГТРК). Овсянникова описывала этот период своей жизни так: «Тогда мы, совсем еще юные, амбициозные студенты готовы были работать на региональном телевидении и день и ночь, невзирая на выходные и праздники, просто жили этим, горели на работе».

Как сообщил «Медузе» еще один выпускник КубГУ Тахир Холикбердиев, на одном с Овсянниковой курсе училась и Маргарита Симоньян, главный редактор RT. Симоньян отрицает, что они были однокурсницами, — но при этом отмечает, что конкурировала с Овсянниковой за место в эфире: «Она была почти всесильной любимицей почти всесильного директора ГТРК „Кубань“ [Владимира] Рунова, и именно из-за нее он яростно сопротивлялся моему назначению собкором ВГТРК по Краснодарскому краю, т. к. прочил на это место ее». То, что Овсянникова была «протеже Рунова», подтвердила еще одна кубанская журналистка, с которой поговорила «Медуза».

Сам Владимир Рунов, руководивший «Кубанью» с 1993 по 2002 год, в разговоре с «Медузой» так прокомментировал слова Симоньян: «Это неправда, конечно. Я и не мог препятствовать ее [Маргариты Симоньян] карьерному росту. Я с ней никогда не работал. Более того, у нее были другие проводники, сопровождающие лица. Она была заметной фигурой уже тогда».

Рунов называет Овсянникову «толковой барышней», которую «было трудно остановить»: «У нее было желание максимально выделиться и пробиться. Хорошо, что она реализовалась». Протестную акцию Овсянниковой он, тем не менее, оценил негативно: «В ее поступке я не вижу героизма и смелости. По мне, в этом больше глупости. Журналистикой надо заниматься: писать и снимать, а не искать приключений на свою задницу».

Рунов, по его словам, предложил Овсянниковой поступить в университет в Москву — в Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при президенте России (РАНХиГС). Рунов написал ей рекомендательное письмо, которое «помогло при поступлении». В РАНХиГС журналистка училась с 2001 по 2005 год.

«Охранник оказался не готов к такому повороту событий»

Источник, близкий к Первому каналу, вспоминает, что в программу «Время» Овсянникову в начале 2000-х устроил ее тогдашний муж, режиссер RT Игорь Овсянников, его мама Ирина Овсянникова была там же редактором титров. «Вроде она [Марина Овсянникова] сразу с корреспондентами работала — была редактором. У них с Игорем двое детей: старшему, насколько я понимаю, почти 18 лет. Марина [в последнее время] работала в международной смене „Службы городов“. Что сподвигло ее ко вчерашнему поступку, не знаю», — говорит собеседник «Медузы».

По его словам, 14 марта после своего антивоенного выступления в эфире Овсянникова свободно покинула студию. Но затем «быстро среагировала аппаратная и служба безопасности, и ее взяли после того, как она уже вышла из студии», рассказал он.

В пресс-службе Первого канала не ответили «Медузе», на каком основании служба безопасности удерживала Овсянникову после эфира (сколько это продолжалось, неизвестно).

Бывший коллега Овсянниковой, журналист Игорь Рискин рассказал «Медузе», что в 23:07 по Москве Овсянникова прислала ему сообщение. В ответ на его предложение о помощи она написала, что «находится в полиции Останкино» (Рискин написал Овсянниковой сразу после того, как увидел сообщения о том, что она появилась в эфире «Времени» с плакатом). Больше Овсянникова с ним на связь не выходила.

Рискин работал на Первом канале с 2002 года, в 2006-м был корреспондентом в Вашингтоне, а в 2009-м уволился. «На меня ужасно подействовала война в Грузии в 2008 году — и то, как это освещали мои коллеги. И поскольку я был на Первом канале, то тоже нес за это ответственность, хоть и не участвуя в этом напрямую. Я был от этого в полном ужасе, что отразилось на принятии решений. Я не устраивал громких протестов, просто ушел», — говорит Рискин.

По мнению Рискина, рассуждения в соцсетях о том, что «это чуть ли не акция, устроенная самим телеканалом», а Овсянникова «никогда не могла бы пройти мимо охраны», несостоятельны. «Так говорят те, кто ни разу не был в новой студии телецентра „Останкино“ [где сейчас снимают программу „Время“]. Это бывшая концертная студия, в которой раньше записывали знаменитые передачи — например, „Вокруг смеха“. Рабочие места и компьютеры редакторов расположены в самой студии, прямо за спиной у ведущего, — объясняет Рискин. — Что касается охраны, то она, конечно, существует, но в мое время она была на входе в студию, не внутри. Редакторы работают посменно, неделями, их лица охране запоминаются. Все друг друга знают, и принести вчетверо сложенный плакат, развернуть его и встать за спиной ведущего технически совсем несложно. Я предполагаю, что задерживать ее в студии было некому, а из аппаратной, которая расположена над студией, могли дать сигнал, после чего служба безопасности задержала Марину на выходе».

Другой источник на телеканале рассказал «Медузе», что охранник внутри этой студии сейчас есть, его пост расположен неподалеку от стола ведущей новостей — но на акцию Марины Овсянниковой он не успел среагировать, поскольку ничего подобного никогда раньше не происходило и он оказался не готов к такому повороту событий.

«Нервы у людей с мозгами и доступом к информации сдают»

Марина Овсянникова, говорит ее бывший коллега Рискин, «человек по телевизионным меркам спокойный, истерик не устраивала».

Бывший собкор Первого канала в Париже Жанна Агалакова (о ее уходе с канала стало известно на следующий день после акции) характеризует Овсянникову как «толковую и очень приятную в общении». «Марина редактор в новостях, и мы по работе сталкивались, но не очень много. Насколько знаю, она работала с корреспондентами, которые работают в российских регионах. Я корреспондент международный — и работала с международными редакторами», — рассказала она «Медузе».

О том, какова обстановка на Первом канале после выступления Овсянниковой, Агалакова не знает. По ее словам, еще 3 марта она объявила руководству, что увольняется. Сейчас Агалакова передает дела: «Моя свобода наступит с пятницы, жду этого момента». На вопрос «Медузы» о том, почему журналистка решила уволиться, Агалакова сказала: «Думаю, что ответ очевиден».

Бывшая глава дирекции креативного планирования Первого канала Елена Афанасьева — она работала там с 2006 по 2021 год — сообщила «Медузе», что многие на телеканале, в том числе и в дирекции информационных программ, где работала Овсянникова, «не согласны» с официальной точкой зрения на происходящее. «Кто-то из них искренне верит в то, что делает, и я знаю много таких. Кто-то работает, потому что больше работать негде, медиаполяна сжалась как шагреневая кожа, — комментирует Афанасьева. — Я знаю многих из тех, кто не разделяет официальное отношение к происходящему, которое транслирует канал, но не может или боится уйти, потому что дети, родители, ипотеки, рухнувшие сбережения, надвигающаяся безработица, страх волчьего билета».

С самого начала войны «все сотрудники Первого на нервах», говорит источник «Медузы», близкий к телеканалу. «Все без исключения понимают, что врут, — у них же на студии висят экраны с новостями Reuters и AP, а им сверху спускают темники и тексты, которые вообще не бьются с реальностью. С самого начала войны у среднего состава новостной службы паника: зачем мы врем, что с нами будет? Но их начальство успокаивает: дескать, сейчас скинут [президента Украины Владимира] Зеленского и все будет как раньше. Но время идет, Зеленского никто не скидывает, нервы у людей с мозгами и доступом к информации сдают. А у Овсянниковой есть и мозги, и доступ, поскольку она работала в одной из важных служб, в „Службе городов“, где собирают сюжеты по миру и работают с разными корреспондентами», — говорит собеседник «Медузы».

Он уверен, что поступок Овсянниковой закончится показательным процессом, чтобы «другие не последовали ее примеру».

Источник, близкий к другому важнейшему государственному телеканалу — ВГТРК, — сообщил «Медузе», что некоторые журналисты этой телекомпании тоже недовольны ситуацией: «Им приходится говорить о „миротворческой спецоперации“, при этом у многих есть, например, близкие родственники призывного возраста, которых всеми правдами и неправдами вывозят из страны. И это на самом деле чудовищно: ты с экрана рассказываешь, как все здорово, а в свободное от работы время судорожно помогаешь вещи собирать, чтобы твои близкие на эту „освободительную спецоперацию“ не попали. Психологическая травма громадная, тут никакие ипотеки не помогут».

«Работают как на заводе: спокойно и без вопросов»

Первый канал начал «служебную проверку» после случившегося, сообщил «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу телеканала; в его официальных заявлениях Марину Овсянникову называют «посторонней в кадре» — без указания имени и должности. Пресс-секретарь Первого канала Лариса Крымова не ответила на вопросы «Медузы».

После акции Марины Овсянниковой в работе Первого канала ничего не изменилось, рассказывает источник «Медузы»: «Какого-то особенного шума сегодня не было: люди работают, никаких указаний не было сверху. Работают, знаете, как люди на заводе — спокойно и без вопросов».

Другой собеседник в компании тоже сказал «Медузе», что «пока все спокойно»: «Еще гром не дошел, и не факт, что дойдет».

Текст опубликован российским интернет-изданием Meduza.

https://meduza.io/en

Сайт издания заблокирован в России, поэтому редакция приняла решение разрешить перепечатывать материалы о войне в Украине в полном объеме.

Перевод на немецкий