пропаганда

Как пропаганда действует на россиян

Военная пропаганда масштабно воздействует на граждан России, но дело не только в ней

Gedankenkontrolle Russland
СМИ под контролем: российской провинции людям доступны всего 3-4 источника информации

Ни катастрофические последствия войны в Украине, ни информация о числе погибших солдат не изменят идеологическую конструкцию  восприятия россиянами действительности. Российскому обществу необходимы глубокие перемены | Лев Гудков

По данным опроса общественного мнения, проведенного Левада- центром в конце апреля, 74% россиян одобряют войну Путина в Украине. (В марте, через месяц после начала «специальной военной операции» по «денацификации Украины» и «предотвращению экспансии НАТО», таких было 81%.) Против войны настроены лишь 14-16% респондентов.

ЦИФРЫ

Ответственными за конфликт и войну абсолютное большинство россиян считает США и НАТО (57%, в марте – 60%), Украину (14 и 17%) и лишь от 3% до 1% - Россию. Но еще до войны, в ноябре 2021 года 50% респондентов возлагали ответственность за усиление конфронтации между Россией и Украиной на Запад, США и НАТО.

Поддержка или одобрение действий российской армии в Украине наиболее выражены у людей старшего возраста (в возрастной группе 55 лет и выше этот показатель составляет 86%, среди самых молодых – 71%), у жителей провинции (малых городов и села – 82-84%, в Москве – 71%). Различий в отношении к войне по уровню образования или доходах семьи практически нет. Абсолютное большинство опрошенных уверено, что война закончится победой России (так считают 65% молодых людей и 77% самой старшей возрастной группы). Негативно относятся к войне, прежде всего – по моральным основаниям, к конфронтации с Западом, к экспансионистскому курсу Путина 19-20% молодежи, среди людей пожилого возраста – лишь 9%. Примерно такие же различия между центром (столицей, мегаполисами) и периферией (населением небольших городов и деревень).

Россияне знают, что мировое сообщество осудило Россию за агрессию против Украины, но не придает этому факту серьезного значения. На вопрос: почему большинство стран осудили действия России в Украине? – россияне отвечали так: «их подчинили своей воле США и НАТО» (36%), «их дезинформировали западные СМИ» (29%), «мир всегда был против России» (27%), «они боятся, что Россия поступит с ними так же, как с Украиной» (15%). Лишь незначительное число опрошенных считает, что Россию осудили за то, что она «нарушила нормы международного права и права Украины» (16) и «возмущены действиями России» (12%). (Март 2022 г.)

КАК ДЕЙСТВУЕТ ПРОПАГАНДА: ФАКТЫ

Для понимания действенности пропаганды следует учитывать как доступность информации о событиях на Украине, так и идеологические или культурные особенности восприятия происходящего обществом, несколько поколений которого социализировались в условиях закрытого мобилизационного и милитаристского государства. Антизападные настроения – результат длительного системного воздействия власти и пропаганды на массовое сознание, использующего ресурсы идеологии времен холодной войны.

Впервые этот потенциал был задействован в 2003-2004 гг., когда начался процесс интеграции восточноевропейских стран, входивших ранее в соцлагерь, и стран Балтии в ЕС и НАТО. Аналогичные планы Грузии и затем Украины стали поводом для антигрузинской и антиукраинской кампании и пропаганды.

С установлением путинского правления государство постепенно усиливало контроль над сферами общественной и частной жизни, которые ранее не входили в поле его внимания. Сопротивление части общества этой идеологической экспансии государства вызывало все более жесткий ответ властей. Сужались возможности гражданского общества, установился практически полный контроль над деятельностью СМИ и большей частью информационного пространства, в том числе - коммуникационного поля интернета. Реакцией на репрессии стало восстановление у большинства привычного для советского времени состояния страха - и демонстрации лояльности власти как способа самосохранения себя и своей частной жизни, а для меньшинства - рост эмиграции.

20 ИЗ 22 ТЕЛЕКАНАЛОВ ПОДЧИНЯЮТСЯ ПУТИНУ

С началом войны в России опустился информационный «железный занавес». Запрещены или блокированы все альтернативные по отношению к официальным каналам источники информации («Эхо Москвы», «Дождь», «Медуза», «Новая газета», десятки региональных интернет-порталов, Twitter, Facebook), не говоря уже о зарубежных медиа («Радио Свобода», русская редакция BBC, Голос Америки, Дойче Велле), закрыты свыше 3000 сайтов, в том числе и многих авторитетных НКО (ОВД-Инфо, Мемориал). Обходить запреты (с помощью VPN или аналогичных средств) умеют сравнительно немногие, преимущественно молодые образованные жители мегаполисов.

Помимо запретов власти ввели административные и уголовные наказания за публикацию мнений, расходящихся с официальной позицией, или репост сообщений «нежелательных организаций и каналов». Нарушителям грозит большой штраф или арест и заключение на срок от 5 до 15 лет в зависимости от степени их «вредоносности». В такой ситуации люди принуждены получать только ту картину происходящего, которую им навязывает кремлевская пропаганда, чьим главным инструментом является федеральное телевидение.

Сегодня в РФ существуют 22 ТВ-канала, 20 из которых объединены в четыре медиахолдинга, полностью подконтрольных администрации президента и превращенных в мощнейшую машину манипуляции массовым сознанием. Путинская политика восстановления тоталитарной системы означает, что принудительно соединяются власть, закон и монополия на истину или на то, «что есть реальность». В условиях уничтожения свободы СМИ ТВ воспринимается населением как самый авторитетный и заслуживающий доверия канал информации, как голос власти.

ИНТЕРНЕТ ТОЖЕ ПОД КОНТРОЛЕМ ВЛАСТЕЙ

Интернет сегодня в большой степени контролируется властями. Самыми популярными социальными сетями, охватывающими 45-60% всех пользователей, являются сети «Вконтакте» и «Одноклассники», принадлежащие прокремлевским бизнесгруппам. Менее зависимые телеграмм-каналы, Youtube и др., охватывают лишь 10-12% пользователей. Их аудитория настроена гораздо критичнее по отношению к проводимой Путиным политике.

Принимаются карательные законы, закрепляющие монополию государства на получение информации и интерпретацию событий. Это не отдельные проявления путинского авторитаризма, вызванные войной в Украине, а длительный процесс регенерации институциональной системы тоталитарного режима, в которой решающую роль получили политическая полиция, армия, зависимый от президента суд, псевдопарламент и управляемые политические партии. Нынешняя война – лишь один из наиболее драматических этапов возвращения к репрессивной системе господства.

ВОЙНА ПРИВЫЧНА ДЛЯ ГРАЖДАН РФ

Война для абсолютного большинства населения России – это привычный горизонт текущих событий. На протяжении 20 из 30 лет постсоветского существования Россия находилась в хроническом состоянии периферийных войн (две чеченских – 3,5 года и 9 лет, военные действия в Сирии, в Донбассе, тянущиеся с 2015 года, и других локальных конфликтах).

Социологические исследования свидетельствуют о восстановлении принудительного единомыслия в обществе («организованного консенсуса»), характерного для советского времени. Продолжительное воздействие агрессивной и тотальной пропаганды привело к определенному стиранию различий во взглядах, характерных ранее для групп, обладающих разным социальным и культурным капиталом, но не уничтожило окончательно эти различия. Поэтому правильнее говорить не об идеологическом расколе, в том числе – и в отношении к войне в Украине, а о континууме мнений, где один полюс шкалы задан отношением противников войны, а другой – лояльным к власти большинством.

ВОЙНУ НЕ ОДОБРЯЕТ ЛИШЬ 14-15% РОССИЯН

Максимальный объем тех респондентов, которые негативно оценивают войну и политику Кремля, не превышает 14-15% всех опрошенных. Люди вынуждены либо принимать то, что «говорит и показывает» Кремль, либо оставаться вне информационного поля. Различия восприятия военных действий обусловлены прежде всего двумя обстоятельствами: местом жительства и возрастом. Население крупнейших городов, особенно Москвы и Санкт-Петербурга, более негативно относится к войне, чем жители малых городов и села. На каждого москвича в среднем приходится 15-18 источников информации (самого разного рода – ТВ, радио, печатные издания, интернет, соцсети, телеграмм-каналы, друзья и знакомые, рассказывающие о событиях и т.п.), в провинции (бедной и депрессивной, ностальгирующей по советским временам), где проживает примерно 60-62% всего населения России, обыватель имеет в своем распоряжении всего 3-4 источника: один-два федеральных каналов ТВ, местное (чаще региональное) ТВ или радио; интернет в сельской местности распространен гораздо слабее, чем в городах, не только из-за невысокого уровня образования населения, но и из-за относительной дороговизны компьютера или мобильных телефонов). Поэтому зависимость от пропаганды в этих социальных группах гораздо выше, чем в мегаполисах.

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОПАГАНДЫ

Сложнее объяснить идеологические причины эффективности путинской пропаганды. Она не создает новых представлений, идей или ценностей. Ее результативность связана с тем, что она работает с давно сложившимися стереотипами и идеологическими клише, выработанными в сталинское время или самое позднее – в период холодной войны (хотя часть этих мифов и идеологических установок относится к досоветским эпохам - формированию русского имперского национализма, то есть к последней трети 19-го или началу ХХ века).

Главная тема этих традиционных сюжетов - извечная русофобия и враждебность Запада, стремящегося уничтожить становящуюся все более могущественной Россию. На это накладывается слой идеологем, фиксирующих роль СССР в 30-е годы как лидера антифашистского движения, легитимирующего сталинский террористический режим, а после 1945 года – как победителя нацистской Германии. В момент краха СССР антизападные настроения резко ослабли, но с приходом к власти Путина вновь были активизированы.

Причины такой устойчивости этих массовых представлений лежат в сохранении политической культуры, воспроизводимой нереформированными со времен перестройки социальными институтами – структурой власти, армией, тайной политической полицией, массовым образованием. Ее особенности связаны с комплексами национальной неполноценности страны, не сумевшей добиться успеха в проведении демократических реформ, а значит - выйти из состоянии догоняющей модернизации, испытывающей сильнейший рессентимент в отношении развитых стран мира – США, Европы.

Россияне хотели бы иметь у себя все, что они ассоциируют с образом США или европейскими странами – высокий уровень жизни, правовое государство, развитую социальную сферу, свободы и права человека и проч. Но они так же ясно сознают, что в условиях действующего режима этого достичь невозможно. Все усилия внутренней политики Путина направлены на дискредитацию идеи демократии, либерализма и прав человека, на убеждение населения, что эти принципы несовместимы с традициями России, что такого рода идеология используется врагами России как инструмент дестабилизации и разложения российского общества.

Российская оппозиция, представители «гражданского общества» внутри этого дискурса оказываются проводниками Запада, «пятой колонной», они – враги и национал-предатели, ведущие страну к такой же катастрофе, которая постигла Украину после Майдана, когда после «государственного переворота, спровоцированного США», к власти пришли «украинские фашисты», проводящие «политику геноцида» русских в Донбассе. Подмена пропагандой украинских «националистов» «нацистами» строится на том, что националисты и «русофобы» этих стран отрицают роль, которую сыграл

СССР в победе во Второй мировой войне, а значит – подрывают величие России как преемницы СССР и наследницы авторитета и славы победителей над гитлеровской Германии. Победа 1945 года является центральным символом постсоветской идентичности и основой путинской политики милитаризма, восхваления армии как носителя «традиционных ценностей» и опоры империи. Поэтому обвинения Украины в фашизме или нацизме, последовавшие после Майдана и аннексии Крыма, как и демагогия по поводу угрожающей существованию России экспансии НАТО на восток, являются условием консолидации российского населения вокруг власти, мощнейшим средством мобилизации поддержки режима.

Не случайно пики популярности Путина приходятся на военные кампании, которые ведет Россия (1999 год – начало второй чеченской войны, 2008 год – война с Грузией, 2014-й – оккупация и присоединение Крыма, 2015-й - провоцирование сепаратизма в Донбассе и война на востоке Украины, провал плана «Новороссии», 2022 год – реванш и начало открытой и полномасштабной войны с Украиной). Изменение массового отношения к войне и политике Путина возможно только при условии военного поражения России в войне с Украиной, что неминуемо приведет к ослаблению и краху легитимности Путина как политика, «восстановившего» мощь России как Великой Державы.

Ни сами по себе катастрофические последствия для российской экономики его военной авантюры, ни знание численности погибших солдат в этой бессмысленной войне, не изменят идеологическую конструкцию восприятия действительности. Но военное поражение может это сделать, как показывает опыт предшествующих глубоких кризисов российской империи – поражение в Крымской войне в 1856 году, в русско-японской войне 1904 года, в Первой мировой войне или в афганской войне 1979-1989 годов. Во всех этих случаях дело кончилось либо реформами, либо революцией.

Лев Гудков - заместитель директора и научный руководитель Левада-Центра, российской негосударственной исследовательской организации. Статья вышла в издании Rotary Magazin и публикуется с любезного разрешения автора.